Home > Культура > Подкарпатская Русь. История одного сепаратизма. Часть 2: На Руси «пуд Карпатами»

Подкарпатская Русь. История одного сепаратизма. Часть 2: На Руси «пуд Карпатами»

Подкарпатская Русь. История одного сепаратизма. Часть 2: На Руси «пуд Карпатами»Закарпатская область Украины, Закарпатье… Это – земля русинов. «Русь пуд Карпатами» – именно так, на свой лад, говорят о ней местные жители: «пуд Карпатами», «Пудкарпатя». Похожее представление о ней у чехов, словаков и других европейцев. Именно поэтому в составе образовавшейся в 1918 г. Чехословацкой Республики она была Подкарпатской Русью. А еще ранее – Угорской Русью, так как столетиями входила в состав венгерских земель. Была и жупой, и комитатом, и Рутенией, и Руськой Краиной, и Карпатской Украиной, и провинцией, и автономией, и даже несколько часов свободным государством….

Мой рассказ о людях этого края, которые внесли заметный вклад в историю России. Первым в этом ряду стоит дипломат Иван Зейкан (1670–1739) – наставник царевича Петра II. Родился он в селе Имстичево нынешнего Закарпатья. В Львове, Праге, Вене и Регенсбурге изучал философию, латынь, немецкий, венгерский и славянские языки. В 1697 г., когда в Европу прибыло Великое посольство во главе с молодым Петром I, Зейкан попал с челобитной к государю, был благосклонно выслушан и уже через месяц получил серьезное поручение на переговорах с Турцией. Авторитет этого русина у российского императора был настолько высок, что в 1722 г. он обратился к нему со следующим письмом: «Господин Зейкан! Понеже время приспело учить внука нашего, того ради, ведая ваше искусство в таком деле и добрую вашу совесть, определяем вас к тому; которое дело начни с Богом по осени, а именно в октябре или в первых числах ноября, конечно. Петр I».

Вторым следует назвать юриста Петра Петровича Лодия (1764–1829). Этот карпаторосс, как в России стали называть русинов, будучи профессором во Львове и Кракове, при основании в 1803 г. Педагогического института в Санкт-Петербурге был приглашен на кафедру логики, метафизики и нравственной философии. С 1819 г. – профессор философско-юридического факультета Петербургского университета. Среди множества научных трудов в 1828 г. издал «Теорию общих прав».

Важное место в списке принадлежит Михаилу Андреевичу Балудьянскому (1769–1847). В 1803 г. он был приглашен в Санкт-Петербург в качестве редактора Свода законов по части государственного хозяйства и финансов, став, таким образом, соавтором М.М. Сперанского! В 1814 г. стал автором докладной записки государю по вопросу об освобождении крестьян от крепостной зависимости.

В 1819 г. Балудьянский избран первым ректором Санкт-Петербургского университета и деканом философско-юридического факультета.
Нельзя также не упомянуть о медике и историке И.С. Орлае (1770–1829) – царском гоф-хирурге и почетном академике. В 1821–1826 гг. Иван Семенович был директором Нежинской гимназии (и одним из воспитателей Н.В. Гоголя), а потом и Ришельевского лицея в Одессе. В 1804 г. в «Северном Вестнике» он напечатал «Краткую историю о Карпато-Россах», на которую ссылался Н.М. Карамзин.

Невозможно обойти имя выходца из Мукачево Василия Григорьевича Кукольника (1765–1821) – директора Петербургского педагогического института. В 1813–1817 гг. он преподавал юридические науки и польский язык великим князьям Николаю и Михаилу. За особые заслуги был пожалован имением в Виленской губернии. А его сын, Нестор Васильевич (1809–1868), стал известным русским писателем, соавтором либретто оперы «Жизнь за царя».

Назову еще одного именитого русина – живописца и искусствоведа народного художника СССР Игоря Эммануиловича Грабаря (1871–1960).
Этот признанный знаток и ценитель русского классицизма в 1913–1925 гг. возглавлял Третьяковскую галерею, где перестроил экспозицию по историко-художественному принципу и издал первый каталог галереи.
Все они были подкарпатскими русинами, хотя в их биографиях местом рождения часто называются то Венгрия, то Австрия… И очень редко – Карпатская Русь. Лучшие сыны этого края на стыке великих империй в свое время рискнули податься в бескрайнюю северную страну, где, благодаря выдающимся личным качествам, вошли в элиту Российской империи и остались в ее истории навсегда.

Существовал и обратный поток. Его составили сыновья и дочери России, которые, кто по зову сердца, а кто по воле обстоятельств, осели «пуд Карпатами» и обратили свои таланты на благо новой отчизны.

Начать здесь стоит, наверное, с Константина Матезонского. Он прибыл в Ужгород еще в 1833 г. из Перемышля и прославился как хормейстер, который первым ввел в местных церковных хорах многоголосие. До этого русины и венгры пели только в унисон. Как-то на Пасху ужгородцы впервые услышали хор в четыре голоса, что потрясло как священнослужителей, так и прихожан. Хор «батьки Матезонского» и после его смерти в 1858 г. около 100 лет гастролировал по Европе.

В 1885 г. впервые приехал в Угорскую Русь русский историк и педагог Алексей Леонидович Петров. Профессор славяноведения Петербургского университета, он регулярно бывал здесь и написал девять монографий. Кстати, он первый подверг критике имевшийся в то время подход к освещению истории края и его приукрашенную, «легендарную», как он говорил, историю. Петров считал русинов частью русской нации за Карпатами. Умер в Праге в 1932 г. и был похоронен на Ольшанском кладбище, что вызвало дипломатический скандал: ученый был советский, а кладище белогвардейское…

Источник: http://www.lirikalive.ru/publ

И все же основная масса русских появилась «пуд Карпатами» в лихую годину после Гражданской войны в России. Их выбор был не случайным. «Подкарпатская Русь» была для них почти Русью. Население говорило на понятном, хотя и «старинном» языке…

Основная масса «белоэмигрантов» состояла из интеллигентных, высокообразованных людей, существенно обогативших жизнь края. Так, герой Первой мировой войны белый офицер Всеволод Коломацкий, попавший в Ужгород через Крым и Галлиполи, принял здесь, в эмиграции, священнический сан и стал миссионером православия.

Впрочем, более прославился он своим даром архитектора – построил и реконструировал в тогдашней Чехословакии 88 церковных объектов (!). В 1930 г. по инициативе русских эмигрантов возвел в Ужгороде церковь Покрова Божьей матери — памятник русским воинам, убиенным в Великую войну. Подобного храма-памятника ни в России, ни на Украине не существует, он уникален.

Повезло Подкарпатской Руси с музыкантами. В 1933 г. из Праги в Ужгород переехал петербуржец Петр Петрович Милославский. На новом месте он организовал в довоенные годы хор «Боян», а в советское время – знаменитый и поныне Закарпатский народный хор.

Лидия Степановна Панкратова-Ильяшенко… Двоюродная сестра Андрея Белого, знакомая Маяковского и Блока, актриса у Мейерхольда. Лидия Степановна давала уроки французского языка, а позднее вела и студийные занятия в молодежном театре-студии В. Дворцина. Ее муж, Панкратов, строил в Ужгороде в годы первой Республики известный микрорайон «Галаго» и главное административное здание, называемое теперь то «Народной радой», то «Белым домом». Другие русские инженеры, Лосиевский и Баренблат, проложили знаменитый канал «Невицкое-Ужгород», возвели ужгородскую электростанцию и мост в Великом Бочкове.

В довоенном ужгородском «Русском культурно-просветительском обществе им. Александра Духновича» занималась режиссерской работой Ольга Куфтина-Полуэктова, которая была членом Пражской труппы Московского художественного театра.
Узнав о присоединении Подкарпатья к Чехословакии, сюда в 1919 г. из Югославии приехала «бабушка русской революции» Е.К. Брешко-Брешковская со словами: «Не могла я до конца отдать свою жизнь России, так постараюсь посвятить остаток своих сил народу Подкарпатской Руси». «Бабушка» организовала Карпаторусскую трудовую партию, еженедельник «Русская земля», «Русский народный банк», открыла интернаты, где вырастали национальные интеллигенты.
На ее похороны в 1934 г. прислал венок Т. Масарик, а из Парижа проститься приехал А.Ф. Керенский.

А вот судьба терского казака Т.А. Черкасова. В 1919 г. он окончил Святокрестовскую учительскую семинарию и был мобилизован в белую армию. В 1920 г. на кораблях «Свет» и «Дон» курсанты эвакуировались в Турцию. В Галлиполи Черкасов стал хорунжим у генерала А.П. Кутепова. Позднее бедовал в Греции, Болгарии, учился в сельскохозяйственном институте в Праге. В 1927 г. Остравский молочный завод командировал Тимофея Антоновича на Подкарпатскую Русь. Позднее он вернулся сюда учителем, а в 1933 г. стал управляющим школы в Щербовце. В 1944 г. венгерские солдаты сожгли школу, и Черкасов переехал в Мукачево. Учительствовал, работал бухгалтером. Свои первые стихи публиковал еще в Баку и Ставрополе. Оставил в рукописях 578 стихов, поэм, романов. Печатали «врангелевца» редко. Педагог от Бога, Черкасов умер в 1967 г.
С пользой потрудились на Подкарпатской Руси русские ученые. Еще в 1926 г. в Ужгороде вышла непревзойденная по сей день книга эмигранта В.Д. Владыкова «Рыбы Подкарпатской Руси и способы их ловли». В том же году краснодарец Е.В. Луговой-Федосеев выпустил книгу «Животноводство». Книга была написана по-русински (!) и понятна каждому «газде» – хозяину. Вслед за ней последовали «Луговодство» и «Свиноводство». Евгений Владимирович был также редактором ветеринарного пособия для крестьян, а в нескольких городках вел для крестьян курсы по 13 дисциплинам.

«Виртуальный подкарпатский русин» москвич Федор Федорович Аристов, никогда не бывавший в Закарпатье, в 1916 г. написал труд «Карпаторусские писатели», а позднее издал книгу «Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси». В 1907–1917 гг. он собирал и систематизировал материалы для «Карпато-Русского музея», в котором насчитывалось около 100 тысяч экспонатов. Увы, экспозиция пропала в годы Гражданской войны. До конца своих дней (1932 г.) москвич Аристов переписывался с Обществом им. А. Духновича в Ужгороде, печатался там.

Выпускник Петербургского университета и ученый пражского Русского народного университета В.В. Саханеев организовал в 20–30-е годы многочисленные экспедиции на Подкарпатскую Русь для изучения деревянных храмов. Многие из описанных церквей не сохранились, поэтому чертежи и описания Всеволода Васильевича являются важнейшим этнографическим материалом.

Следующая волна русской эмиграции – сегодня это можно назвать именно так – докатилась сюда после Второй мировой войны. Разговор о ней – отдельная тема. К сожалению, под развалинами Союза оказались погребены многие людские надежды. Положение русских на Подкарпатской Руси в последние годы порой весьма драматично. Почти не выпускаются русские газеты, закрыты практически все русские школы, на общественном телевидении – один неполный русский канал. Люди уезжают. В первую очередь, в Россию, хотя многие из них знают ее только по рассказам старших.

И все же жизнь на Руси пуд Карпатами продолжается

А.В.Гегальчий
Попечитель Международного фонда «Русская премия»
«Русское единство»

Культура Обсудить на форуме

Получать обновления: 

Похожие материалы:

СБУ уже взялась за «сепаратистский» гимн Закарпатья

«Росіян» хотят превратить в «руських»

На каком языке должны говорить на Руси